Турецкий полумесяц над Золотой Липой


Каждый народ имеет свои мифы и стереотипы. Некоторые из них не совсем соответствуют действительности, однако крепко укорененные в народном сознании, постоянно передаются из поколения в поколение. Среди таких украинских стереотипов едва не самым распространенным является представление об “исконности” противостояния украинцев со своими мусульманскими соседями, в частности — турками. Тем не менее, история украинско-турецких отношений состоит не только из вражды, но и из сотрудничества. Именно такой малоизвестной для широкой общественности страницей прошлого является участие турков в боевых действиях Первой мировой войны на территории Галичины.

Попытки наладить украинско-турецкое сотрудничество начались сразу после объявления Первой мировой. Осенью в 1914 г. в Стамбул прибыли полномочные представители Главного Украинского Совета и Союза Освобождения Украины Л. Цегельський и С. Баран. Украинцы встретились с военным министром Энвер-пашой и другими турецкими правительственными чиновниками. Аргументы, очевидно, оказались убедительными, и вскоре Турция выступила с официальной декларацией об украинском вопросе. 24 ноября в 1914 г. министр внутренних дел Талаат-бей обнародовал официальное заявление, в котором, в частности, было объявлено о намерении Турции поддержать будущее независимое Украинское государство. Весьма символично: первой страной, которая заявила о том, что будет приветствовать появление на карте самостоятельного Украинского государства, стала Турция — страна, с которой украинцев в прошлом делили реки крови.

Во время переговоров в Стамбуле появилось несколько проектов общего участия украинцев и турков в борьбе с царской Россией. Существовал план создания воинского подразделения из политических эмигрантов, которое должно было вместе с турками высадиться на Кубани или возле Одессы. Подобное подразделение было создано во время Крымской войны, и оно достаточно успешно воевало с царской армией на территории придунайских княжеств. Другая идея заключалась в том, чтобы с помощью тайных эмиссаров поднять восстание на кораблях российского Черноморского флота, где большинство матросов были украинцами. Восставшие корабли должны были передвинутся к Стамбулу и там присоединиться к турецкой эскадре. Невзирая на нереальность этих планов, отношения между турецким правительством и украинскими представителями оставались добрыми. После провозглашения УНР, в Стамбуле аккредитовали украинского посла Г. Левицкого.

Впрочем во время Первой мировой войны украинцам и туркам все же пришлось посидеть в одних окопах. В январе 1916 года значительным успехом для турков завершилась Дарданелльская военная операция. С огромными потерями англо-французкий десант вынужден был оставить Галлиополийский полуостров, откуда на протяжении нескольких предыдущих месяцев союзники пытались захватить столицу Турции. Эта победа дала возможность турецкому командованию перегруппировать силы и выслать значительные подкрепления на другие отрезки фронта.

Желая продемонстрировать солидарность со своими союзниками, Энвер-паша предложил перебросить какое-то из турецких подразделений в Европу на помощь немцам или австрийцам. В июне в 1916 г. между турецким и австрийским генеральными штабами было достигнуто соглашение, по которому в Галичину должен был отправится 15-й корпус турецкой армии, хорошо зарекомендовавший себя во время боев на Галлиополийском полуострове. Корпус состоял из двух дивизий и насчитывал около 40 тысяч солдат и офицеров. В его состав входило шесть пехотных полков, два артполка, два эскадрона кавалерии, два пулеметных, саперное и связное подразделения. Командующим корпуса назначили популярного в армии генерала Севата Чебанли.

Турки выехали на Галицкий фронт железной дорогой в конце июля в 1916 г. Турецкие подразделения получили участок фронта вдоль реки Золотая Липа к юго-западу от Бережан. Оборону от Потутор до Божикова заняла 19-я турецкая дивизия, а дальше, от Божикова до Лысой — 20-я, штаб корпуса разместился в Подвысоком. Организационно турецкие части подчинялись штабу Южной армии Австро-Венгрии.
Турецкие подразделения начали принимать участие в боях уже с 19 августа. Правое крыло турков прикрывала 55-я немецкая дивизия из корпуса генерала Гофмана. А непосредственными соседями турков стали подразделения Украинских Сечевых Стрельцов (УСС), которые держали оборону от Потутор до высоты Дикие Ланы, где и начинался собственно турецкий отрезок фронта.

Как вспоминали участники тех событий, первые знакомства стрелков с турками завязались во время земляных работ на сооружении линии обороны на Диких Ланах. Для помощи туркам отправили две сотни 2-го куреня УСС. Интересно, что украинцы и турки, вопреки сложной истории отношений между двумя народами, сразу стали товарищами. “Турецкое войско оказалось очень храбрым, а его старшины, воспитанные немцами, были культурными европейцами”, — вспоминал впоследствии стрелецкий сотник Б. Гнатевич.

Сориентировавшись, что вместо австрийцев фронт удерживают турки, россияне перебросили на этот участок подразделы укомплектовывает мусульманами 3-й туркестанской дивизии. По мнению царских стратегов, такое соседство должно было привести к моральному расписанию и дезертирству среди солдат османских подразделов. Однако турки держались стойко и сами со временем разагитировали своих единоверцев в российских шинелях. Бывали случаи, когда российские мусульмане целыми группами переходили на сторону турков.

После временного затишья в начале сентября 1916-го россияне возобновили наступление на позиции Южной армии. На протяжении 2-6 сентября турки вынуждены были ежедневно отбивать по нескольку российских атак, причем 6 сентября обе турецких дивизии чуть ли не оказались в окружении. После многочасового обстрела сравнительно узенького участка фронта 16 сентября россияне бросили в бой большие силы. Ожесточенный бой длился 12 часов. На закате дня туркам пришлось оставить свои позиции на Диких Ланах и отойти в направлении Посухова и Вильхивця. Причиной отступления было то, что у солдат закончились заряды, а поскольку весь корпус был вооружен трофейными российскими винтовками Мосина, австрийские интенданты ничем не смогли помочь. Лишь на следующий день туркам удалось пополнить боезапас.

Вечером в тот же день, когда турки отошли из своих позиций, началось общее контрнаступление австрийской армии. В ходе его отметились украинские стрелки, что в бою за Дикие Ланы впервые использовали новую для себя тактику наступления широкой трехлинейной россыпью. Потеряв едва несколько человек ранеными, сечевые стрелки отбили поместье Мыливку и позиции, которые накануне покинули турки. Более того, в ночном хаосе украинцы смогли окружить часть россиян и взять почти 200 пленных.

17 сентября, желая реабилитироваться за вчерашнее отступление, турки бросили в бой все свои подразделения, включая тыловые службы и резерв. В наступлении приняли участие даже старшие штабные офицеры и командиры полков. Потери с обеих сторон были громадными. Ни россияне, ни турки не желали уступать, и во многих местах доходило до жестоких рукопашных боев. В целом менее чем на протяжении месяца турецкий корпус потерял 95 офицеров и почти 7000 солдат. После боя за Дикие Ланы отдельные полки пришлось пополнять немецкими и австрийскими солдатами. Ожесточенные бои длились и в сентябре и октябре. 30 октября состоялась грандиозная рукопашная битва, во время которой в штыковую атаку ходили аж четыре турецких полка. Из-за колоссальных потерь личного состава в октябре в 1916 г. 20-ю турецкую дивизию пришлось отвести в тыл.

Новое затишье на фронте установилось лишь в ноябре 1916 года. Турки сравнительно спокойно перезимовали в окопах над Золотой Липой, а после того, как в феврале 1917 г. в России состоялась революция, бои и вовсе прекратились. В середине апреля двое российских татар-парламентариев принесли туркам письменное предложение о прекращении огня.

Между тем существенно ухудшилось положение турецких войск на Месопотамском фронте. Ввиду того, что активные боевые действия в Галичине прекратились, командование решило отозвать 15-й корпус на родину. Турки начали выезжать, и уже после того, как домой отправилась часть 19-й дивизии, неожиданно началось большое российское наступление, которое впоследствии называли “наступлением Керенского”. Только за первый день боев на турецкие позиции упало почти 43 тысячи снарядов. Кроме того, перед началом атаки россияне пустили на врага ядовитые газы. Невзирая на это, турки выдержали удар. Турецкие части еще успели принять участие в общем австро-немецком наступлении, которое стало ответом на “наступление Керенского”. Преодолевая сопротивление российской кавалерии барона Врангеля, турки дошли почти до Збруча. А 22 августа в 1917 г. из Галичины были выведены последние турецкие подразделения.

За время боев в Галичине турки зарекомендовали себя как стойкие и отважные солдаты. Австро-немецкое командование неоднократно отмечало их за отвагу, проявленную во время атак на штыки. Турецкий корпус захватил в плен 12 российских офицеров и 853 солдат. Убитыми на турецком участке фронта россияне потеряли несколько тысяч человек. Турецкие потери также были очень большими. Многие раненые в боях турки умерли в госпиталях Львова, Кракова и Вены. На австрийском военном кладбище во Львове, которое было расположено в северо-западном угле Личакивского кладбища, был даже отдельный мусульманский участок турецких захоронений. Турецкие могилы — впрочем как и само военное кладбище времен Первой мировой войны, в 1948-1949 гг. уничтожила советская власть. В настоящее время на его месте Марсово поле, где похоронены советские солдаты. Большинство других турецких захоронений в Галичине также уничтожены. Одно из немногих уцелевших доныне турецких военных кладбищ содержится возле села Лопушна Рогатинского района Ивано-Франковской области.

Андрей Козицкий

Львівська газета

Поделиться в соц. сетях:
  • RSS
  • Add to favorites
Автор: darqawi, 5 января 2013
Рубрики: Армия, Интересные факты

Написать комментарий

Вы должны войти чтобы добавить комментарий.

Последние статьи