Судьбы

В глазах их тот же блеск …

Из истории гражданской войны в Украине:

«После Крымского похода полк имени Костя Гордиенко отдыхал в селе Антоновка под Мелитополем. Село было в основном гагаузским. Проживали тут и несколько турецких семей.

136634_600Где-то в начале мая (1918 года) на одной из улочек Антоновки собралась большая группа людей разных национальностей. Их собрал старый турок, игравший на неизвестном казакам круглом инструменте со смычком.

Командир гордиенковцев Всеволод Петров и сам подошел к группе.
Струны плакали жалобно-жалобно… Но про что пел мужчина? Турецкого языка полковник Петров не знал. Различал лишь некоторые слова: Плевна, Осман Дигма-паша, урус, Аллах, Магомет.
Под конец песни заплакало единственное старческое око. Вытирали слезы и суровые гайдамаки. Плакали и гагаузы.

– Ох, как жалобно поет, батька, – сказав, повернувшись к отаману, один из козаков, – интересно, о чем он поет?
Полковник Петров, сам заинтересованный, подошел к гагаузу, у которого разместился штаб полка, и спросил, о чем пел старик. Хозяин пояснил, что это песня о поражении турок под Плевной 1877 года. Написана она пленными турками.
– Он, – сказал хозяин, показывая на музыканта, – и нам неохотно эту думу поет, ибо говорит, что мы беды его народа не понимаем… А прилюдно едва ли не первый раз поет.
– А интересно, почему же? – спросил Петров.

Хозяин подошел к деду и обратился к нему по турецки, показывая рукой на полковника.
Певец встал с камня, на котором сидел, и, умело закинув инструмент на плечо, подошел к командиру гайдамаков. Положивши руку ему на плечо, что-то заговорил.

Хозяин перевел:
– Он пел потому что уверен, что эти люди с бритыми головами его поймут; они не урусы – не пастухи и мужики, а такие, которые беду Османа Дигмы и его верного воинства чувствуют и понимают, ибо в глазах их тот же блеск, что был в глазах тех, что сражались один на семь, с урусами под могучей рукой Османа Дигмы-паши, слава его пусть сияет вовеки!

Старый музыкант прочно подружился с гайдамацтвом. К приятельским отношениям поощрил всех турков и гагаузов Антоновки, которые перед этим товарищеской искренности не проявляли.»

Роман Коваль

Автор admin, 29 апреля 2014 | Армия, Судьбы | 0 коммент.

Ибрагим ага – шотландский правитель Медины

134937_600Рожденный в Эдинбурге, Томас Кейт (Thomas Keith) (ок. 1793-1815) был зачислен в 78-й Шотландский пехотный полк (78th (Highlanders) Regiment of Foot) 4 августа 1804 года. Вместе со 2-м батальоном полка он присоединился к генералу Джону Стюарту в ходе британской кампании на Сицилии в 1806 году. Вскоре после этого Томас Кейт был направлен в Египет для участия в Александрийской экспедиции 1807 года, в ходе шедшей тогда англо-турецкой войны. Там 21 апреля 1807 года в Аль-Хамеде около Розетты англичане потерпели поражение от египетских сил, лояльных Мухаммаду Али, и Томас Кейт попал в плен. Вместе с барабанщиком его полка, Уильямом Томпсоном, они попали в руки командира малюков, Ахмада Ага (Джованни Гаэти, кстати он был сицилийцем), прозванного Ахмадом Бонапартом. Вскоре оба шотландца решили принять Ислам, их имена стали теперь: Ибрагим ага и Осман Томпсон.

Однажды Кейт поссорился с одним и3 мамлюков Ахмада ага. Кейт убил своего противника в поединке, но был вынужден бежать, выпрыгнув в окно. Шотландец сразу же обратился к помощи жены Мухаммада Али паши, вали Египта. Восхищенная его храбростью и мастерством (он сражался с целой толпой мамлюков и солдат, не дав им даже поцарапать себя), она послала его на помощь своему сыну, Тусун паше.

В 1811 году Томас Кейт присоединился к экспедиции Тусуна против ваххабитов Аравии. За проявленное мужество в бою, когда Томас Кейт отважно защищал жизнь своего господина, Тусун назначил его хазиндаром (титул близкий к паше). Кейт командовал мамлюками Тусуна и помогал ему организовывать армию для борьбы с недждийскими племенами. После успешной кампании, в апреле 1815 года Кейт был назначен исполняющим обязанности правителя Медины в отсутствии Тусун паши. В том же году через два месяца он направился во главе 250 мамлюков на помощь Тусуну, стоявшему лагерем в середине Аравийского полуострова, однако по дороге попал в засаду. В бою с превосходящими силами недждийцев он и погиб. Однако, прежде чем пасть, он сам убил немало врагов, и рассказывают что четырех недждийцев он убил голыми руками. Сам Абдулла ибн Сауд признавался что хазиндар Тусуна (то есть Томас Кейт) был самым отважным солдатом турецкой армии.

Последний год Османов

Султанат был отделен от Халифата и упразднен 1 ноября 1922 года, и султан Мехмед VI  был изгнан (на фото) из страны и отправился на Мальту. Халифат был временно сохранен, однако, 3 марта 1924 года был принят закон об отмене Халифата и 155 членов династии Османов были изгнаны из Турции. Последний халиф — Абдульмеджид Эффенди, в соответствии с указанным законом, должен был покинуть страну немедленно, т.е. в том, в чем он был одет и с тем, с чем он был на момент доведения до него данного закона. Однако, некоторым членам его семьи дали 10 дней, и у них, как говорится, была возможность собрать свои вещи.

Османы разъехались в разные страны: США, Германию, Францию, Великобританию, Австрию, Сирию, Египет и Ливан. До 1952 года существовал запрет на въезд женщин — членов османской династии в Турцию, мужчинам династии не дозволялось въезжать до 1974 года.

Стоит отметить, что последним султаном, имевшим реальную власть, был Абдульхамид II, которого свергли «младотурки», все последующие правители были скорее помпезными декорациями в политической системе «младотурок», нежели действующими правителями.

 

Мосты Боснии — из прошлого в будущее

Среди архитектурных памятников, включенных в список всемирного наследия ЮНЕСКО, есть культовые сооружения, дворцы, городские ансамбли и целые города. Но крайне редко в этом перечне можно встретить мосты. Тем более — сразу два в одной стране. И принадлежащие, можно сказать, гению одного автора.

Одним из таких архитектурных чудес средних веков является «именной» мост Мехмед-паши Соколлу, соединяющий два берега стремительной горной реки Дрина в районе боснийского города Вышеграда.

Сам Мехмед-паша при рождении в 1505 году имел славянскую фамилию Соколович. Но во времена вхождения Боснии и Герцеговины в Османскую империю существовало правило, по которому определенной количество славянских детей отправлялись в Стамбул для обучения в привилегированных военных училищах. Там их обращали в ислам и зачисляли в элитные подразделения султанской гвардии. Такова была судьба и Мехмед-паши Соколлу.

Позднее он благодаря своей способностям стал высокопоставленным офицером Османской армии, а на пике своего могущества займет пост Великого визиря, что ныне сравнимо с должностью премьер-министра государства. Вот тогда он и постарался сделать как можно больше пользы для своей родной Боснии.

Подробнее…

Балканская война «вечного» Нжде* или армяне против Османской империи.

Родился армянский национальный герой Гарегин Тер-Арутюнян Нжде (на фото слева) в 1886 году в с. Кзнут Нахичеванского уезда в семье священнослужителя. Начальное образование получил в русской школе Нахичевани и продолжил учёбу в гимназии Тифлиса (Тбилиси). В 1902 году поступил на юридический факультет Петербургского университета. Однако, не закончив обучение, покидает университет и, вступив в ряды армянских националистов — партию Дашнакцутюн, участвует в вооружённой борьбе против Османского государства. Испытывая нужду в военном образовании, Гарегин Нжде поступает  в офицерскую школу в Болгарии, и окончив ее, возвращается на Кавказ, но в 1912 году он снова в Болгарии, где вместе с полевым командиром Андраником формирует роту из армянских боевиков для участия в Балканской войне против Османской империи. Вот как описывает Гарегина Нжде и Андранника (на фото справа) другой революционер, интернационалист Л.Д. Троцкий, в своей книге «Перед историческим рубежом. Балканы и балканская война»:

«Ротой командует армянин-офицер, в форме. Его величают просто «товарищ Гарегин». Гарегин, это — бывший студент Петербургского университета, привлекавшийся по знаменитому «лыженскому» процессу Дашнакцутюн** и оправданный после трехлетнего заключения. Он прошел в Софии курс военного училища и числился до войны подпоручиком запаса болгарской армии. Гарегин — поэт, оратор и воин — весь пламенный от значительности выпавшей на его долю миссии».

 «Андранику 46 лет, родом он из турецкой Армении, когда-то был столяром. С 1888 года начал революционную работу в Сивасском вилайете, в 1892 году примкнул к армянской партии «Дашнакцутюн». Еще со времени русско-турецкой войны, т.-е. с конца 70-х годов, в турецкой Армении приобретает большую популярность идея вооруженного восстания против турецко-курдского владычества, при чем восстание должно было, по мысли революционеров, вызвать вмешательство держав, в первую голову — России. Агенты петербургской дипломатии стремились тогда привлечь на свою сторону и приручить армянских революционеров. Эта полоса, впрочем, продолжалась не долго, с начала царствования Александра III политика пошла уже другая… В кругу карбонарски-дипломатических идей и расчетов сложилась политическая мысль Андраника».

Л.Д. Троцкий, но уже об отряде (на фото) Гарегина Нжде:

«Платье у добровольцев свое, штатское, только подобранное и подтянутое на военный лад; на многих плотные онучи, ловко охваченные ремнями от локтей. На спине — холщовая сумка и башлык, сбоку — лядунка и у большинства собственный револьвер. Все в цветах. На высоких барашковых шапках у ворота и вокруг пояса цветы. И вот все это вместе: барашковые шапки, тугие пояса, башлыки, чистые мешки и цветы придавали отряду не только боевой, но и праздничный вид».

В ходе войны 18 июня 1913 года Нжде будет награжден болгарским крестом «За храбрость» IV степени. Однако, самое интересное будет позднее, Гарегин Нжде примет участие в Первой Мировой Войне и создании Армении, после крушения независимой Армении эмигрирует в Болгарию, будет сотрудничать с нацистами, затем арестован СМЕРШем, и приговорен к 25 годам тюрьмы, смерть найдет его во Владимирском централе в 1955 году. Но все это уже за пределами рассматриваемого нами периода.

*Нжде в переводе с армянского означает скиталец.

**«Лыжинский» процесс над боевиками из партии Дашнакцутюн, проводивших террористические акты на Кавказе. Дело получило название «Лыжинского процесса» — по имени судебного следователя Лыжина, которого сторона защиты обвиняла в подлоге обвинительных документов.

Малоизвестный гетман — союзник татар и турок

Дружеские отношения украинского казачества с крымскими татарами стали налаживаться достаточно давно, а первым военно-политическим союзом Войска Запорожского с Крымским ханством стала мирное соглашение между ними 1624 года. Через несколько десятилетий гетман Богдан Хмельницкий с помощью сделок с ханом Ислам-Гиреем сумел одержать ряд важных побед на полях сражений с Короной Польской и утвердить казацкое государство. Менее известным стал союз казаков с ордынцами в 1665 году, когда гетманскую булаву из рук Павла Тетер подхватил с помощью татар малоизвестный до тех пор казацкий старшина Степан Опара. Его пребывание на посту правителя правобережной части казацкой Украины было недолговременным сравнению с правлением здесь других обладателей булавы. Оно продолжалось при поддержке Крымского ханства всего в течение двух месяцев — с 11 июня до 18 августа 1665 года. Очевидно, учитывая такой короткий срок гетманства, а также учитывая ограниченную источниковую базу, украинские историки почти обошли вниманием изучение жизнедеятельности гетмана Опары.

После бегства Павла Тетери в Польшу, Правобережная Украина оказалась в довольно сложной ситуации. Как внутриполитическим причинам, так и учитывая внешние раздражители, эта часть казацкого государства превратилась в яблоко раздора не только между местными старшинскими группировками, но и между соседними монархами. Тогда на Правобережье открывалась возможность для честолюбивых, отважных и авантюрных людей попытать счастья и попробовать захватить осиротевшую гетманскую булаву, главными претендентами на которую стали брацлавский полковник Василий Дрозденко (Дрозд), Овручский полковник Василий Децик и генеральный хорунжий Степан Опара.
Подробнее…

Османский шейх в Кейптауне

В 1862 году в в Кейптаун (современная ЮАР) прибыл турецкий проповедник и кадий Абу Бакр эфенди (ок. 1835 (или 1814)-1880), делегированный султаном Абдуль-Азизом для урегулирования конфликтов в общине по просьбе британской королевы Виктории, городских властей и местных имамов.

Шейх Абу Бакр эфенди и фрагмент из книги Баян ад-Дин

 Абу Бакр эфенди был прямым потомком Пророка, саллАллаху алейхи ва салям. Он родился в древней провинции Шехризур в Курдистане, из-за чего многие его считают курдом, хотя сам он себя считал курайшитом, происходившим от Зайн-уль-Абидина (правнук Пророка, мир ему). Его отец Мулла Умар аль-Багдади был османским правителем и был убит в результате бедуинского рейда. Эфенди получил первичные знания об Исламе в мадрасе, построенной его предком эмиром Сулейманом, а затем продолжил обучение в Эрзэруме, Истанбуле и в Мекке.

Находясь в капской колонии Абу Бакр эфенди выучил английский и африкаанс и систематизировал существовавшую в кейптаунских мусульманских школах систему записи заметок и конспектов на африкаанс с помощью арабского алфавита, а также ввел особые огласовки. Исполняя задание, он написал книгу Баян ад-Дин (“Разъяснение веры” или на африкаанс “Uiteensetting van die godsdiens”) в 1869, содержавшую разъяснение основных принципов Ислама и описание ритуалов. За основу Баян ад-Дин было взято авторитетное в Османской империи сочинение факиха XVI в. Ибрагима аль-Халяби, Мультака аль-абхур («Водораздел морей»), в свою очередь построенное на содержании четырех трактатов о фикхе. Текст Абу Бакра эфенди, состоящий из 354 страниц, построен в виде чередования фрагментов Мультака на арабском языке и перевода их на африкаанс с добавлениями известных Абу Бакру хадисов и цитат из произведений других факихов. Арабские части выделены надчеркиванием и занимают около четверти объема книги.

Помимо текста в книгу входят предисловия на арабском в размере раджаз, турецком и африкаанс и оглавление на арабском языке. Текст состоит из 60 глав (баб) и разделов (фасль), посвященных темам ритуальной чистоты, молитв, закята и садака, пищевых предписаний, поста, категорий халял и харам.

Подробнее…

Автор darqawi, 26 сентября 2012 | Дипломатия, Ислам, Судьбы | 0 коммент.