Разное

Two Towers османского проекта

AVuLIUzW2SMКлассическая османография, основанная на не-инсайдерских подходах, обычно оперирует вехами, реальная значимость которых в истории Империи при ближайшем рассмотрении оказывается далеко не столь очевидной. Год снятия осады с Вены, может, и приобретает черты сакраментальной мистерии (под пером Брейвика), но вряд ли столь же масштабным характером эта дата обладала для самих османов.

Историю пост-халифской Турции иногда делят в «голлистском» ключе по «республикам»: эпоха Первой Республики, эпоха Второй Республики. Страна, хронологическая периодизация бытия которой послужила эталоном для данной модели, знала и порядковые номера монархий: Первая Империя Наполеона I, Вторая Империя Наполеона III. Мне кажется, та же логика может быть востребована для османских реалий.

Первая Империя – от Османа до прихода Тамерлана.

Вторая Империя – от Тамерлана до эпопеи с Мухаммедом Али.

Третья Империя – от Мухаммеда Али до начавшегося в 1924 году interregnuma’а.

Но есть нюанс. Египетский паша албанец Мухаммед Али, конечно, оспаривал власть османского Султана, однако делал он это не в качестве албанца или, не дай Бог подумать, египтянина, но носителя того же самого османского менталитета. Мятеж Мухаммеда Али – точка бифуркации османосферы. Раньше весь Ottomanengeist концентрировался в Константинополе. После – уже и в Константинополе, и в Каире. Two Towers вместо одной.

K.u.K. а ля оттоманен-стайл.

Эпоха египетских хедивов (и королей, после 1945 года чуть было не ставших халифами) продлилась до 1952 года. Именно эта дата, а не приход к власти Ататюрка тремя десятилетиями ранее, знаменует собой крах (на тот момент) османского проекта. Ввиду позднейших событий каирский компонент имперской диады не сразу бросается в глаза. Что же, наглядности поспособствует карта египетских владений в XIX веке, спонтанным комментарием к которой, собственно, и является все вышесказанное.

Антон Шмаков

Синематографъ в Османский период

История османского кино не превышает и 10 лет, а название первого фильма (Разрушение Русского Памятника в Аястефаносе) глубоко символично. Фильм был снят Фуатом Узкынаем (на фото), в 1914 году во время вступления Османской империи в 1-ю Мировую Войну. Фуат Узкынай был одним из руководителей Управления Киноматографии Центральной Армии - учреждения, которое законно могло снимать фильмы в то время. Управление сняло несколько документальных фильмов про войну и даже  несколько художественных фильмов. «Лапа с когтями», «Разведчик» (1917), «Женитьба Химмета Агы» (1918), «Мюреббийе и Бинназ» (1919).

Автор admin, 11 ноября 2012 | Армия, Новации, Разное | 0 коммент.

История производства в Стамбуле изделий из стекла и фарфора

Стекло и фарфор – основу обоих из них составляет земля, и оба они на протяжении веков, приобретая в руках человека элегантные формы, сопровождали его жизнь, облегчая и украшая её. Эти формы, изменяющиеся со временем, отражают и вкусы общества в разные периоды. Западное веяние, усилившее свое влияние в 19-ом веке, прослеживается и в османских стеклянных и фарфоровых изделиях того периода. В узорах этих элегантных произведений искусства, производимых уже не в старых традиционных мастерских, а в современных заводах, построенных под протекторатами султанов и государственных деятелей, наряду с традиционными турецкими мотивами, чувствуется и влияние европейских вкусов. Эти стеклянные и фарфоровые предметы, являющиеся произведениями искусства, и создаваемые для дворца и богатой знати, представляли серьезную конкуренцию для аналогичной продукции, импортируемой из Европы.
Османский султан Селим III внес значительный вклад в создание этих редких произведений искусства. В начале 19 века он отправил Мевлеви Мехмеда Деде в Италию, чтобы он разузнал там секреты изготовления изделий из стекла. По возвращении Мехмеда Деде в Стамбул, в таких популярных районах Стамбула, как Пашабахче, Бейкоз, Чубуклу, Инджиркёй и Анатолийской стороне Босфора усердно начинают работать стекольные заводы. Сегодня в секции «Стекло и фарфор Стамбула» дворца Топкапы можно увидеть лампады, вазы для тюльпанов, сосуды для льда, сосуды для разбрызгивания розовой воды, бассейн-кувшины, миски, графины, сахарницы, стаканы, чашки, зеркала и стеклянные бутылки с ароматами.

Привлекает внимание то, что во всех этих произведениях искусства присутствует выполненное различными методами и ставшее символом изображение фонтана и соловья. Большая часть стеклянных работ дворца очаровывают зрителей и своими цветами. В то время как для изображения соловьев используется, по меньшей мере, два цвета, разнообразие цветов ваз для тюльпанов просто ослепляет. Ковшики красного, синего и всех оттенков синего цвета содержат отделку с позолотой. Сосуды в форме различных животных, изготовлялись в декоративных целях или использовались в качестве бутылочек для ароматов и розовой воды.

В музее дворца Топкапи, где выставлены наиболее яркие и ценные произведения искусства Османской истории, наряду со стеклянными работами, можно увидеть и приводящие посетителей в восторг предметы, которые несмотря на то, что были изготовлены в Стамбуле, выставлены как «Эсери Стамбул и фарфор Йилдыз», так как они были изготовлены в два разных периода и двух разных местах.
Эсери Стамбул, производимые в мастерских Эйюп и Бейкоз, являются Османской маркой. Продукция, изготовленная на заводе в Бейкозе, построенном в 1845 году, отражает вкусы того времени, то есть 100-200 лет тому назад. Некоторые фарфоровые работы мастеров Эйюп и Бейкоз привлекают внимание белым и бежевым основанием. На этих работах имеется печать «Эсери Стамбул». На фарфоровых изделиях, изготовленных в мастерских Галаты, Эйюпа, Балаты и Бейкоза есть и пометка с именем мастера «Али-Заде Омер Эфенди».

Керамические плитки с печатью «Эсери Стамбул», занимающие место в коллекции дворца, такого же размера и белого цвета, как и европейская плитка. На плитках преобладают узоры зеленого цвета с позолотой. Мастера, собирающиеся на заводе по изготовлению посуды из фарфора, построенной в селе Инджирли в районе Бейкоз смотрителем Топхане Родосизаде Ахметом Фетхи, изготовливали здесь цветные плитки и фарфоровые изделия. На заводе, который в период правления Султана Абдульмеджита (1839-1861) начал производство продукции высокого качества, стали производить изделия венского и саксонского качества, соответствующие турецкому вкусу.

На фарфоровых изделиях, произведенных на этом заводе, также помечена марка «Эсери Стамбул». Первые образцы турецкого фарфора появятся в 1845 году, когда был построен завод Бейкоз. На этих фарфорых изделиях встречаются различные штампы. Некоторые из них «холодной штамповки», другие же с красными, синими, черными, сиреневыми, пурпурными и золотыми блестками.

Значительную часть фарфоровых изделий, произведенных в Эсери Стамбуле в Бейкозе, ввиду того, что они были очень дорогими и роскошными, дарили государственным деятелям. Завод, на котором в течение 25-30 лет производили тарелки, вазы, чайники, чашки и другую посуду, впоследствии был закрыт из-за отсутствия интереса.

Форфоровые изделия Йилдыз, выставленные в музее дворца ТопкапЫ, были произведены на заводе, построенном в 1890 году Султаном Абдулхамидом II в саду Йилдыз по инициативе французского посла в Стамбуле Поль Камбона. На фарфоровых изделиях, производенных на фабрике, начавшей производство в 1894 году, ставилась печать со звездой и полумесяцем. Первые изделия, производенные на этом заводе, дарили только важным государственным деятелям и они были подписаны теми, кто их изготовлял. То, что там вместе работали эндерунские живописцы, военные и гражданские художники, получившие образование в Санаи Нефисе, основанном во времена Абдулхамида и западные художники, видно из подписей на изделиях. Вазы, плиты, чайные наборы, кофейные чашки, чашечки для ашуры, настенные тарелки и другие изделия были украшены пейзажами, цветочными и растительными мотивами, фолиажем и гербом Абдулхамида II. Кроме того, на чайных чашечках были портреты всех султанов вплоть до султана Абдульмеджита.

После свержения с престола Абдульмеджита II производство на заводе было остановлено. Позже завод Йилдыз был переименован в Керамический завод Сюмербанка. По решению Высшего совета по планированию он был передан Дирекции Национальных дворцов и музеев ВНСТ и его историческая самобытность была восстановлена.

Автор admin, 14 октября 2012 | Города и регионы Империи, Разное | 0 коммент.

Весенние цветы в османском декоративно-прикладном искусстве

В середине 16-го столетия в декоративном искусстве, наметилась тенденция возврата к природе, и наиболее популярным мотивом стали цветущие весной фруктовые деревья. Являющиеся символом весны фруктовые деревья, тюльпаны, розы и другие цветы можно увидеть в декоративных элементах, на картинах и керамике: это может быть лишь веточка, а иногда всё фруктовое дерево целиком… Иногда это могут быть ветки с распустившимися цветами, иногда букет цветов в вазе, или же флористический мотив может служить обрамлением медальона. При этом невозможно с точностью определить, элемент какого дерева использован в качестве украшения. То обстоятельство, что цветы распускаются раньше или позже листьев, и расположение цветов позволяют определить, весеннее состояние какого дерева (сливы, черешни или яблока) изображено на том или ином декоративном предмете. Но опять же следует заметить, что со стопроцентной точностью определить это не представляется возможным.

Однако можно с уверенностью сказать, что в османский период практически не было ни одного направления искусства, не использовавшего мотивы цветущих весной деревьев. Как и многие другие новшества, эти декоративные элементы стали частью художественного оформления книг. Украшением книг занималась дворцовая мастерская художников книги. Именно здесь создавались новые мотивы и композиции оформления, которые затем с применением различной техники исполнялись мастерами, трудившимися на дворец правителя. Мехмет Челеби, известный под именем художника Карамеми, начал свою деятельность во дворце султана в середине 16-го века, и его искусство являет собой прекрасный образец классического оформления книг того периода. На титульном листе, на полях страниц и между строчками сборника стихов султана Сулеймана Великолепного «Muhibbi Divan?», хранящегося в библиотеке Стамбульского университета, Карамеми использовал весенние мотивы. Такую же композицию титульного листа Карамеми применил и при оформлении издания Корана и Иллюстрированной истории Сулеймана Великолепного (Suleymanname), которые попали в библиотеку дворца Топкапы. В собрании рукописей библиотеки Сулеймание имеются прекрасные образцы художественного оформления книг, в которых использованы весенние мотивы, выполненные яркими, сочными красками и позолотой.

Рукописное издание 40-а хадисов оформлено настолько изысканно и красочно, что когда открываешь внутренние страницы его обложки, возникает ассоциация с прекрасным садом в весенний день. В этой книге преобладают мотивы цветущих деревьев с лаковым покрытием. И несмотря на то что Карамеми сохранял анонимность в оформленных им книгах, выполненные им художественные элементы сами по себе являются подписью мастера. Традиция использования весенних мотивов прослеживается и в расцветке тканей. Кара Мустафа-паша по окончании осады Вены был вынужден бросить шатры, которые в настоящее время бережно сохраняются в Вавельском музее польского города Кракова. На войлочной поверхности шатров можно увидеть мотивы весенних веточек деревьев. В коллекции Музея турецкого исламского искусства в Стамбуле имеется молитвенный коврик, в каждой части которого повторяется мотив цветущих деревьев; на детском кафтане султана Ахмеда Первого также присутствует цветочный мотив.

Примером широкого использования флористической тематики может быть керамика Изника. Весенние мотивы фигурируют и на декоративных тарелках, изготовленных в тамошних мастерских. А примеры орнаментов настенной керамической плитки можно перечислять очень долго. Наиболее ярким образцом является плитка 16-17 веков в Гареме дворца Топкапы. В этой связи следует вспомнить и мечеть Рустем-паши, мечеть Султан Ахмет, библиотеку Айя Софьи, Ени Джами и покои повелителя, усыпальницу Хюррем Султан, мечеть в честь матери султана в Ускюдаре, мечеть Селимие в Эдирне. Фруктовых деревьев в Стамбуле становится всё меньше и меньше. Поэтому весной мы испытываем тоску по цветущим деревьям. И прекрасные образцы османского искусства в некоторой степени служат нам утешением.

Автор admin, 4 октября 2012 | Разное | 0 коммент.