Интересные факты

Малоизвестный гетман — союзник татар и турок

Дружеские отношения украинского казачества с крымскими татарами стали налаживаться достаточно давно, а первым военно-политическим союзом Войска Запорожского с Крымским ханством стала мирное соглашение между ними 1624 года. Через несколько десятилетий гетман Богдан Хмельницкий с помощью сделок с ханом Ислам-Гиреем сумел одержать ряд важных побед на полях сражений с Короной Польской и утвердить казацкое государство. Менее известным стал союз казаков с ордынцами в 1665 году, когда гетманскую булаву из рук Павла Тетер подхватил с помощью татар малоизвестный до тех пор казацкий старшина Степан Опара. Его пребывание на посту правителя правобережной части казацкой Украины было недолговременным сравнению с правлением здесь других обладателей булавы. Оно продолжалось при поддержке Крымского ханства всего в течение двух месяцев — с 11 июня до 18 августа 1665 года. Очевидно, учитывая такой короткий срок гетманства, а также учитывая ограниченную источниковую базу, украинские историки почти обошли вниманием изучение жизнедеятельности гетмана Опары.

После бегства Павла Тетери в Польшу, Правобережная Украина оказалась в довольно сложной ситуации. Как внутриполитическим причинам, так и учитывая внешние раздражители, эта часть казацкого государства превратилась в яблоко раздора не только между местными старшинскими группировками, но и между соседними монархами. Тогда на Правобережье открывалась возможность для честолюбивых, отважных и авантюрных людей попытать счастья и попробовать захватить осиротевшую гетманскую булаву, главными претендентами на которую стали брацлавский полковник Василий Дрозденко (Дрозд), Овручский полковник Василий Децик и генеральный хорунжий Степан Опара.
Подробнее…

История исламской астрономии

Люди с древних времен любили смотреть на небо, и, исходя из этих наблюдений, составляли календари, дорожные карты для моряков, формировали жизненные традиции в зависимости от сезона. Более того, на протяжении всей истории, люди пытались установить связь между положением небесных тел и судьбой. В лунном календаре, принятом одновременно с возникновением ислама, все святые мусульманские дни и время молитв определены в соответствии с положением на небе луны и солнца. В исламских странах и в Османской империи астрономия, астрология и математика были взаимосвязаны друг с другом и представляли интерес для религиозных деятелей и ученых. Были разработаны функциональные инструменты, испробованы новые методы наблюдений и методы расчета. Письменные источники и документы передают важную в этом отношении информацию. Коллекция рукописей, имеющаяся в архиве стамбульской обсерватории Кандилли, является важным источником, проливающим свет на историю астрономии, математики и географии исламского мира, дошедшим до наших дней. В нашей сегодняшней статье мы будем говорить о коллекции рукописей архива обсерватории Кандилли.

Существуют разные утверждения по поводу начала истории исламской астрономии. Тем не менее, во многих источниках, ссылающихся на переводенный с санскрита Sindhanta и переведенную с греческого работу Птолемея Альмагест (Великое построение) указано, что история исламской астрономии началась в 800-ые годы. В течение долгого времени основной целью исламских обсерваторий была подготовка новых календарей, астрономических таблиц и исправление устаревших.

Во времена Мамуна в Аббаси (813-833) с созданием обсерваторий начали проводиться астрономические наблюдения, появилось первые оригинальные произведения в области астрономии. Среди ученых, занимавшихся этими наблюдениями, был и основатель алгебры аль-Хорезми и Хабеш-аль-Хасиб.

Во времена сельджуков, Ильханатов и Тимуридов были построены различные обсерватории, делались наблюдения, развивалась наука астрономия, писались новые книги. В этих исследованиях определении широты и долготы важных городов и определение Кыблы осуществлялось путем наблюдений за солнцем, Луной и позициями небесных тел. Позднее была создана обсерватория Ибн-Сины, в которой при помощи более точных приборов велись наблюдения за планетами.

Обсерватория, построенная в Самарканде в 1420-21 годы по приказу Улугбека, занимала особое место среди исламских обсерваторий. Во время правления Улугбека в этой обсерватории работали видные ученые эпохи, такие как Гыяседдин, Кадызаде Руми и Али Кушчу.

Первой Османской обсерваторией стала Стамбульская обсерватория, созданная астрономом Такиюддином Менгуберды. Обсерватория, строительство которой было одобрено Султаном Муратом III, была уничтожена опять же по приказу султана после появления слухов о том, что она приносит несчастье. Вторую обсерваторию, которая начала работать в 1868 году в одной из квартир по улице Истиклал, постигла та же судьба и она была разрушена во время восстания 31 марта 1909 года. Правительство, сформированное после восстания, назначило Фатина Гёкмена директором Обсерватории и ему было поручено найти место для обсерватории. Гёкмен (1878-1955) выбрал для обсерватории место на холме Иджадие, где она и находится по сей день. Наблюдения здесь начались в 1911 году. С отменой в 1926 году учреждений Муваккитхане и главной астрологии, начиная с 1926 года обсерватории было дано задание расчитать календарь Хиджра. Учреждение, подключенное в 1982 году к Босфорскому университету, было переименовано в обсерваторию и научно-исследовательский институт сейсмологии Кандилли. Директор обсерватории Гёкмен в период всей своей работы здесь собственными усилиями собрал оригинальные рукописи и работы главных астрологов того времени, а также письменные переводы по астрономии, математике, истории и географии, которые со временем превратились в ценную коллекцию.

Среди рукописей самый старейший из календарей Османской империи принадлежит 1444 году. Эти календари в двух частях – ежегодный календарь (таквими сал) и календарь Ахкам составлялись каждый год, начиная с Норуз. Вначале эти календари составлялись некоторыми астрологами за пределами дворца, а затем предлагались дворцу. Начиная с 16-го века, календари стали составляться главными астрологами, являвшимися официальными чиновниками системы Османского государства, после чего их представляли султанам и великим визирям.

Первая часть календарей, которые обычно состояли из двух частей, включала историческую и астрологическую информацию. В первых частях календаря встречается хронологический список событий, имевших место во времена от Адама до пророков, халифов, сельджуков, караманогуллары и османцев, а также историческая информация, астрономические и астрологические расчеты. Затем следуют приметы, связанные с месяцами и днями года, истолкования снов, а также информация о блюдах и напитках в соответствии со временами года. Вторая часть состоит из основной части календаря , подготовленного обычно в виде таблицы на четырнадцати страницах.

Наиболее важная коллекция наблюдений, дошедшая до наших дней, находится в архиве обсерватории и научно-исследовательского института сейсмологии Кандилли Босфорского университета. Работы по представлению этой важной коллекции, принадлежащей исламскому миру, в 2007 году дали хороший результат. Календари, которые начал собирать основатель Обсерватории Кандилли Мехмед Фатин Гёкмен, и находящиеся в первой и единственной коллекции работ по астрономии и астрологии в Турции, были представлены вниманию исследователей истории науки. Коллекция рукописей, состоящая из 828 томов и 1340 оригинальных работ на арабском, персидском и Османском языках, были проверены и отсканированны под руководством основателя кафедры турецкого языка и литературы профессора Гюнай Курта. Таким образом, издательством Босфорского университета был опубликован каталог рукописей обсерватории Кандилли. Коллекция рукописей, включающая уникальные и редкие образцы, считается одной из редчайших коллекций в мире.

Автор admin, 17 сентября 2012 | Интересные факты, Новации | 0 коммент.

Вильгельм II, Палестина и сионизм

Кайзер Вильгельм II несколько раз посещал Османскую Империю. В Стамбуле, в районе Ипподрома напротив гробницы султана Ахмеда I расположен т.н. немецкий фонтан — подарок кайзера жителям Константинополя.

В 1898 году кайзер в качестве паломника посещал святыни Иерусалима и других городов Палестины. На Храмовой горе Вильгельм осмотрел Купол скалы и мечеть Аль-Аксу. Храм Гроба Господня произвел на кайзера и особенно на его супругу очень сильное впечатление. В Вифлееме Вильгельм и его супруга Августа Виктория посетили Храм Рождества Христова и лютеранскую церковь Рождества, построенную за несколько лет до этого Людвигом Шнеллером.

Посетил кайзер и могилу султана Саладина в Дамаске.  Позже по приказу кайзера будет изготовлен и в в 1916 году доставлен в Дамаск большой бронзовый венок (на фото) для гробницы на долгую память. Правда, уже в 1918 году венок будет снят победившими турок арабскими националистами и перевезен легендарным Лоуренсом Аравийским  в Лондон (Имперский Военный Музей), где он и хранится по сей день.

Кроме деловых переговоров, например по поводу строительства багдадской ж/д, кайзер встречался с мусульманскими учеными, иудейским и лютеранским духовенством, простыми жителями Палестины, а также с идеологом сионизма Теодором Герцлем, который специально приехал в Палестину для встречи с кайзером.

В сентябре 1898 г. Герцль был извещен, что во время предстоящего посещения Палестины Вильгельм II готов встретиться с ним в Константинополе, по дороге на Ближний Восток, и в Иерусалиме. На приеме в Константинополе Герцль изложил кайзеру свою программу, и отправился в Палестину. В «Микве Исраэль» кайзер, который следовал в Иерусалим, сделал остановку, чтобы обменяться приветствиями с Герцлем. Официальная встреча с Вильгельмом состоялась 2 ноября 1898 г. в палаточном лагере императора в предместье Иерусалима. Однако результат как этой встречи, так и последующих переговоров сионистов с  султаном Абдульхамидом II были неудачными, и Герцль стал искать помощи у Великобритании.

Подробнее…

Эрвин Роммель и Османская Империя

В книге «Coalition Warfare: An Uneasy Accord» содержится интересный факт из жизни Эрвина Роммеля, одного из самых талантливых германских полководцев Второй Мировой. В 1915 году молодой Роммель записался на курсы турецкого языка и хотел отправиться на службу в Османскую армию, где надеялся сделать карьеру. Известно, что много европейцев, особенно немцев, служили в Османской армии. Возможно, Эрвин хотел последовать примеру своего брата Карла, который также служил в Османской армии в авиачастях. Но по ряду причин этому не суждено было сбыться.

братья Роммель на фото 1915 год

Али Даркави. Истанбул или Константинополь?

«Истамбул» — широко признанное название самого известного города Турции, однако он не всегда носил это имя, и даже сегодня продолжает существовать некоторая путаница по этому поводу. Путаница в разных названиях города предположительно уходит корнями во времена Османской империи после завоевания города в 1453 году. Хотя Османы не намеревались менять название города, они переиначили «Константинополь» на более привычное для турецкого уха «Константинийе» (что можно перевести как «Константинов»), а также разные вариации этого имени.

«Станбулин» (по-гречески «в город»), некогда часто встречалось на дорожных знаках, указывающих путникам направление в столицу. Набожные турки переделали его в «Исламбол», что значит «изобилующий Исламом». Имена «Исламбол» и «Константинийе» были взаимозаменяемыми в османских документах, вплоть до падения империи в 1923 году. На Западе город продолжали называть Константинополем даже и в 20 веке. Однако в самом городе, в 19 веке, крупные диаспоры иностранцев начинают называть старый город Стамбулом. Западные отчеты из старого города на протяжении этого периода регулярно упоминают это название.

Долгое время немцы именовали Стамбул как «Konstantinopel», французы и британцы как «Constantinople», а итальянцы — «Constantinopoli». Хотя официальное название города, с момента создания республики, было «Истанбул», это показывает большую чувствительность Европы по этому вопросу. Европа противилась принятию названия «Истанбул».

Согласно популярной истории, которая существуем уже много лет, византийцы редко называли город его настоящим именем, но, из-за его огромных размеров, чаще называли его просто Полис (Город), и когда они хотели сказать « в Город», это звучало как «ис-тин-полин», от чего возможно и происходит название «Истанбул». Недавние исследования показали, что название «Истанбул», использовалось, если не на протяжении всего византийского периода, то по крайней мере с 11 века, и что турки знали город с таким названием. Стамбул имел различные имена в разное время, но ни одно из них не использовалось широко и на протяжении длительного времени. В османские времена использовались названия «Дер-саадет» или «Дер-алийе». В официальной переписке и на монетах часто встречалось транскрипция «Константинополис» или «Константинийе», и хотя использование этого имени одно время было запрещено (в период правления османского султана Мустафы III), его продолжали применять вплоть до отмены в республиканский период.

Спор о названии стали считать решенным, после того, как Ататюрк официально переименовал город в «Истанбул» в 20-х годах 20 века. На Западе понадобилось несколько десятилетий, чтобы принять это имя, на картах он продолжал оставаться «Константинополем», и лишь в 60-е годы старое имя заняло свое место в скобках рядом со «Стамбулом». Греки до сих пор не признают турецкие названия, а на картах и дорожных знаках в Греции по-прежнему можно встретить «Konstantinopolis».

Османская помощь Ирландии

В 1845 году в Ирландии начался Великий Голод, унесший жизни более миллиона человек. Османский султан Абдул-Меджид объявил о своем намерении отправить ирландских фермерам 10 000 фунтов стерлингов, но королева Виктория попросила его отправить лишь 1000 фунтов, так как сама она отправила 2000. Султан именно так и поступил, однако втайне отправил еще 3 судна с продовольствием. Несмотря на препятствия в виде английских кораблей, тогдашняя «флотилия свободы» достигла порта Дрогед, и привезла продовольствие.

(Отметим, что в 1845 году 10 000 фунтов стоили примерно около 800 000 нынешних фунтов или 1683280 долларов США. С другой стороны королева пожертвовала около 160 000 нынешних фунтов или 336656 долларов США).

В благодарность за это ирландцы с большой симпатией относятся и сейчас к туркам, особенно в Дрогеде. По одной из версий именно в благодарность за эту помощь на гербе Дрогеда появились полумесяц и звезда.

Письмо Султану от благодарных ирландцев:

Герб города Дрогед

Автор admin, 11 сентября 2012 | Интересные факты | 0 коммент.

Али Даркави. Liever Turksch dan Paus!

В это трудно сейчас поверить, но именно в Нидерландах когда-то появилось одно из самых происламских движений средневековой Западной Европы.

Нидерландцы в средние века были людьми совсем иного сорта нежели нынешнее население Голландии и Бельгии, заслужившими по всей Европе репутацию весьма беспокойного народа. Засилье римско-католической церкви, высокие налоги и централизация власти привели к восстанию в 1568 году Семнадцати провинций против Испанской империи, находившейся тогда на пике своего могущества. Эти события известны в истории как Нидерландская революция или Восьмидесятилетняя война (Tachtigjarige Oorlog).

Участники вооруженной борьбы назывались гёзами (Geuzen), что значит «нищие», в их числе самая большая группа гёзов воевала на море и называлась морскими гёзами (watergeuzen). Девизом морских гёзов был Liever Turks dan Paaps («Лучше Турки чем Паписты») либоLiever Turksch dan Paus («Лучше Турки чем Папа»), а их символом был полумесяц на красном знамени (как у Османов). Также гёзы носили серебряные медальоны в виде полумесяца с тем же девизом.

Нужно понимать, насколько радикальным было подобное обращение голландских повстанцев к символике Османов. В средневековой Европе распространялись легенды о «варварстве» и «дикости» магометан, печатались анти-исламские книги постоянно звучали призывы к крестовым походам (которые рассматривались как средство единства христиан). Для христианина тех времен, понятие «сарацин» было равнозначно понятию «язычник», а то и хуже. И тут появились люди, называющиеся себя Морскими Нищими, носящие на одежде серебряные медальоны с полумесяцами (символами анти-римской борьбы) и кричащие, что Султан лучше Папы…

Для протестантов тогдашней Европы обращение к Османской символике было не случайным и выходило за рамки обычного протеста. Османский девлет среди всех европейских диссидентов пользовался большой популярностью, и как враг католической империи и как пример справедливого и веротерпимого общества, где различные религиозные секты (анабаптисты, гугеноты и др.) могли найти себе убежище. Многие фламандцы говорили о том, что предпочли бы жить под властью мусульман, чем под властью католиков-испанцев.

Еще до начала войны кальвинисты пристально следили за противостоянием Османов и Габсбургов. А после того, как война началась, Семнадцать провинций оказались практически в изоляции, без всякой поддержки со стороны европейских стран. Голландский принц Вильгельм Оранский еще в 1566 году отправил в Стамбул посольство за помощью. Османский девлет предложил прямую военную помощь повстанцам, во-первых, через связь Иосифа Нази с протестантами в Антверпене, а во-вторых, через письмо Сулеймана Великолепного «Лютеранам» во Фландрии с предложением помощи войсками по первой просьбе. Сулейман даже утверждал, что считает себя религиозно близким протестантам «так как они не поклоняются идолам, верят в единого Бога и воевали против папы и императора» В своем письме он обещал, что «силы Османов скоро так ударят по Филиппу II, что у него не будет времени даже подумать о Фландрии». Однако, султан умер в том же году. Уже в 1574 году флот султана Селима II, состоявший из испанских морисков и алжирских пиратов, обрушился на Тунис. Испания получила второй фронт, Тунис был для нее потерян, а давление на Фландрию существенно ослабло. В следующем году Испания объявила о своем банкротстве и это уже было началом конца империи Габсбургов. Османы же продолжали оказывать поддержку Голландии вместе с французами и англичанами, а также поддерживали протестантов и кальвинистов, как один из способов противостояния Габсбургам в Европе.