Геополитика

Османская Сербия

131649_600Османский путешественник 17-го века, Эвлия Челеби, побывав в Белграде в 1660 году, писал что в городе имелось 217 мечетей и 270 медресе. Из его населения 21 000 были немусульмане, а 77 000 — мусульмане. То есть, Белград того времени был типичным османским мусульманским городом. И до сих пор многие его районы носят турецкие названия и сохраняют памятники османской эпохи. Турки прямо говорят о нем:

««.

Большинство мусульман Сербии, о которых пишет Челеби, были уничтожены или изгнаны в ходе сербских восстаний и русско-турецких войн. По словам президента общества сербско-турецкой дружбы «Инат» Драгослава Милосавлевича, в современной Турции живет около 9 миллионов сербов мусульман, из них 3 миллиона живет в Стамбуле. При этом они даже сохранили свой язык, и его до сих пор можно услышать в мелких магазинах или на рынках Стамбула, а сами сербы мусульмане четко разделяют не только между собой и турками, но и между собой и боснийцами. По словам директора общества «Инат», они помнят о своих сербских корнях и гордятся ими, при том что предки некоторых из них переселились лет 300 или 400 назад. Как говорит Милосавлевич: «Миф о Чикаго, как о наиболее «сербском» городе после Белграда выжил только потому что на протяжении десятилетий было политически некорректно говорить о том, что на самом деле это звание принадлежит Стамбулу».

Интересно, что в самой Сербии, как и в целом на Балканах, наблюдается всплеск популярности османской субкультуры. Одни лишь ТВ-сериалы на османскую тематику привлекают 67% телезрителей. В сербскохорватском языке возрождаются турецкие идиомы, в сербской музыке популярны турецкие мелодии, а сербские туристы ежегодно массово посещают Стамбул, который теперь считается идеальным местом для шоппинга. Многие наблюдатели считают что за всеми этими мыльными операми, явно предназначенными для Балкан, скрывается ничто иное как стремление Турции к восстановлению геополитического нео-Османского пространства.

И это не говоря уже об активных деловых отношениях между турецкими и сербскими бизнесменами.

В целом, заметно что среди сербов начинается переосмысление своего османского прошлого. Теперь это уже не исключительно черные тона, «турецкое иго» и т.д. Вот что говорит в своем Драгослав Милосавлевич:

«Только в период с 1543 по 1612 сербы дали империи 13 великих визиря, 7 их заместителей, 23 визиря, 8 адмиралов, ряд губернаторов провинций, множество чиновников… В 15-16 веках в Сербии не было такого понимания нации как сейчас. Сербский дворянин не мог воспринимать грязных и оборванных крестьян как братьев по крови… В средние века Турция была для сербов как Америка сегодня. Турецкая империя состояла из 32 стран, в которых никогда не сжигали ведьм и где евреи нашли спасение… В Османской империи сербский язык был языком военных и дипломатов. Султан говорил по сербски, потому что считалось что только необразованные люди не говорят на этом языке».

Османский Ирак

Ответ на вопрос, почему Ирак находится в перманентном хаосе и почему он обречен быть fail state:

Османы управляли регионом Месопотамии как тремя отдельными и очень разными провинциями. Гористая северная провинция Мосул была связана экономически с Анатолией и Великой Сирией, тогда как центральная провинция Багдад поддерживала оседлое земледелие и торговала, в первую очередь с Ираном и юго-западом. Басра, южная провинция, ориентировалась на Персидский залив и заморскую торговлю с Индией. Когда эти три провинции стали государством Ирак под британским мандатом в 1920 году, они не представляли из себя политическое общество ни в одном из смыслов этого слова. Это были самые этнически и религиозно разнообразные арабские регионы Османской империи, и их принудительное объединение в одной стране создало исключительно тяжелые препятствия на пути государственного строительства.

Уильям Кливленд, История Современного Ближнего Востока (A History of the Modern Middle East), стр. 225

134170_600

Как исламский полумесяц украсил грудь православного воинства

Так уж сложилось, что почти вся официальная история отношений между Османской и Российской империями, частью которой была Украина, – это история войн. И велись они все исключительно с благородными (для Российской империи) целями. Сначала целью был выход Российской империи к морю, затем устранение угрозы татарских набегов на Украину, затем «помощь православным братьям, изнывающим под османским игом», ну и самая последняя «благородная» цель — взять под свой контроль черноморские проливы и «водрузить кресты над Святой Софией» в Константинополе-Стамбуле.

Если о многочисленных русско-турецких войнах хоть краем уха слышали все, то про ситуацию, когда русская и турецкие армии выступили, как союзники – знает даже не каждый историк.
Подробнее…

Неизвестный турецкий минарет на Подолье

Вот еще! Как можно «найти» минарет? Сооружение это отнюдь не маленькое, чтобы потеряться. Да еще на Подолье. Это же не сельва Амазонки и не джунгли Индии, где не то что минарет, а целый город может затеряться…

Заметим, что сооружение, о котором пойдет речь, никогда и не терялось вовсе, и каждый, кто был на территории средневекового замка в поселке Сатанов (Городоцкий р-н, Хмельницкая обл.) его видел. Вот, только, в силу ряда обстоятельств (об этом ниже) никто и вообразить не мог, что эта «труба» здесь стоит не просто так.

Сатановский замок — один из старейших в Украине. Он был построен на високой надзбручанской горе еще в XIV веке. Позже замок неоднократно подвергался многочисленным перестройкам и реконструкциям. Последний раз в самом начале XVIII века. Общая площадь замка 1,5 гектара. От строений XIV века до наших дней дошли только часть валов да «Круглая башня».

В 1617 г. Сатанов и замок были захвачены и частично разрушены татарами, спустя три десятилетия замок берут штурмом казаки Богдана Хмельницкого (горожане открыли ворота города, но гарнизон замка сдаваться не захотел). В 1676 город и замок штурмуют турецкие войска. При штурме были значительно повреждены городские укрепления и сам замок-цитадель. После возвращения Подолья в состав Речи Посполитой магнат  Адам Сенявский (ему принадлежал Сатанов) реконструировал замок и городские укрепления. В том числе и городские ворота. Последние дошли до наших дней. На их фасаде и поныне можно увидеть вырезанную в камне, украшенную гербом Сенеявских и разной милитарной атрибутикой (пушки-ядра-знамена), мемориальную надпись латынью. В рамках нашего исследования эта высокопарная надпись интересна тем, что там упоминается война с Турцией и времена османского владычества на Подолье. В частности читаем:

Подробнее…

Краткая справка: Служитель Двух Благородных Святынь.

Османы поднимали свой флаг над всеми подконтрольными их власти землями, от Алжира до Ирака, и от современной южной Украины до Йемена, вместе с тем, над священными для мусульман городами Меккой и Мединой османский флаг не поднимался в течение примерно 300 лет после их присоединения и вплоть до времени правления султана Абдульазиза в середине 19 века.

Кроме этого факта, вызывает интерес и история самого титула, которым обладает правитель, контролирующий данные земли. Так, султану Селиму Явузу после присоединения этих земель в 1517 году перешел титул «Повелитель Двух Благородных Святынь», т.е. двух священных мечетей аль-Харам в Мекке и Мечети Пророка в Медине. Однако, Грозный Султан не принял этого титула и стал именовать себя «Служитель Двух Благородных Святынь». Все его потомки также продолжали быть «служителями» вплоть до самого конца Османской империи.

Казаки и янычары – близнецы-антагонисты

Одним из общепризнанных украинских исторических мифов является едва ли не вечное противостояние наших казаков с «ихними» янычарами. Как и любой миф, он тоже очень далек от исторической правды. С янычарами казаки сталкивались крайне редко. В основном они воевали с татарами. Да и здесь, очень часто, заключались военные союзы. Впрочем, как и союзы казаков с турками. Популярность же рассказов о казацко-янычарском противостоянии, в первую очередь, базируется на романтичном ореоле самого мифа – мол, с одной стороны безукоризненные лыцари-запорожцы, сражающиеся за Веру и родной народ, с другой – янычары – «предавшие» Веру, Родину и своих одноплеменников….

При внимательном же рассмотрении окажется, что «антагонисты» очень похожи, как по своей сути, так и исторической судьбой.

Начнем с того, что же собой представляли «янычары».

Подробнее…

Балканская война «вечного» Нжде* или армяне против Османской империи.

Родился армянский национальный герой Гарегин Тер-Арутюнян Нжде (на фото слева) в 1886 году в с. Кзнут Нахичеванского уезда в семье священнослужителя. Начальное образование получил в русской школе Нахичевани и продолжил учёбу в гимназии Тифлиса (Тбилиси). В 1902 году поступил на юридический факультет Петербургского университета. Однако, не закончив обучение, покидает университет и, вступив в ряды армянских националистов — партию Дашнакцутюн, участвует в вооружённой борьбе против Османского государства. Испытывая нужду в военном образовании, Гарегин Нжде поступает  в офицерскую школу в Болгарии, и окончив ее, возвращается на Кавказ, но в 1912 году он снова в Болгарии, где вместе с полевым командиром Андраником формирует роту из армянских боевиков для участия в Балканской войне против Османской империи. Вот как описывает Гарегина Нжде и Андранника (на фото справа) другой революционер, интернационалист Л.Д. Троцкий, в своей книге «Перед историческим рубежом. Балканы и балканская война»:

«Ротой командует армянин-офицер, в форме. Его величают просто «товарищ Гарегин». Гарегин, это — бывший студент Петербургского университета, привлекавшийся по знаменитому «лыженскому» процессу Дашнакцутюн** и оправданный после трехлетнего заключения. Он прошел в Софии курс военного училища и числился до войны подпоручиком запаса болгарской армии. Гарегин — поэт, оратор и воин — весь пламенный от значительности выпавшей на его долю миссии».

 «Андранику 46 лет, родом он из турецкой Армении, когда-то был столяром. С 1888 года начал революционную работу в Сивасском вилайете, в 1892 году примкнул к армянской партии «Дашнакцутюн». Еще со времени русско-турецкой войны, т.-е. с конца 70-х годов, в турецкой Армении приобретает большую популярность идея вооруженного восстания против турецко-курдского владычества, при чем восстание должно было, по мысли революционеров, вызвать вмешательство держав, в первую голову — России. Агенты петербургской дипломатии стремились тогда привлечь на свою сторону и приручить армянских революционеров. Эта полоса, впрочем, продолжалась не долго, с начала царствования Александра III политика пошла уже другая… В кругу карбонарски-дипломатических идей и расчетов сложилась политическая мысль Андраника».

Л.Д. Троцкий, но уже об отряде (на фото) Гарегина Нжде:

«Платье у добровольцев свое, штатское, только подобранное и подтянутое на военный лад; на многих плотные онучи, ловко охваченные ремнями от локтей. На спине — холщовая сумка и башлык, сбоку — лядунка и у большинства собственный револьвер. Все в цветах. На высоких барашковых шапках у ворота и вокруг пояса цветы. И вот все это вместе: барашковые шапки, тугие пояса, башлыки, чистые мешки и цветы придавали отряду не только боевой, но и праздничный вид».

В ходе войны 18 июня 1913 года Нжде будет награжден болгарским крестом «За храбрость» IV степени. Однако, самое интересное будет позднее, Гарегин Нжде примет участие в Первой Мировой Войне и создании Армении, после крушения независимой Армении эмигрирует в Болгарию, будет сотрудничать с нацистами, затем арестован СМЕРШем, и приговорен к 25 годам тюрьмы, смерть найдет его во Владимирском централе в 1955 году. Но все это уже за пределами рассматриваемого нами периода.

*Нжде в переводе с армянского означает скиталец.

**«Лыжинский» процесс над боевиками из партии Дашнакцутюн, проводивших террористические акты на Кавказе. Дело получило название «Лыжинского процесса» — по имени судебного следователя Лыжина, которого сторона защиты обвиняла в подлоге обвинительных документов.