Салман Север. Орден Мевлеви в Европе и Америке


Маулавийя, или на турецкий манер Мевлеви — это, наверное, самый узнаваемый для западного человечества суфийский орден, и трудно представить нашего образованного современника, кто ни разу бы не видел танца кружащихся дервишей в белых войлочных колпаках, не слышал бы напевов тростниковой флейты «ней». Ещё столетия назад неземная красота церемониалов Маулавийи, т.н. «сема», совершенная, фантастическая, вечная поэзия Джалаладдина Руми, от которого берёт начало орден, богатейшая духовная культура, копимая с XIII в., — всё сделало Маулавийю орденом аристократии и интеллектуальной элиты Османской Империи. К этому ордену принадлежали члены августейшей династии султанов, визири, выдающиеся поэты, художники, музыканты, мистики и богословы Ислама — блистательный цвет оттоманского государства.

Завороженные эстетической безупречностью Маулавийи или пленённые мистической лирикой Руми весь ХХ в. к ордену тянулись европейские интеллектуалы. Пожалуй что, до последних десятилетий в кругозоре европейского богоискателя было только два тариката — Маулавийя да Шазилийя. Кто-то из них, подобно Гурджиеву, включал отдельные методы ордена в собственную духовную систему, другие — были более последовательны и, принимая Ислам, становились дервишами анатолийского братства. Как и в случае с другим величайшим исламским мистиком всех времён Ибн аль-Араби, наследие Руми на Западе вызывало пристальное внимание весьма небезопасной публики: академический среды, вольных оккультистов, теософов, последователей New Age, экуменистов и т.п. Поэтому не стоит удивляться, что под маркой Маулавийи сегодня может скрываться всё что угодно, вплоть до лже-суфиев и эклектиков (в западных странах, где ещё не сложилась традиция аутентичного суфизма, это заметно вдвойне).

К сожалению непоправимый урон ордену, ослабивший традицию духовной преемственности шейхов, нанесла политика М. К. Ататюрка, который стремился ослабить исламские силы Турции. Т.к., последние были представлены в первую очередь суфийскими и околосуфийскими кругами, то с 1920-х Ататюрк запрещает орден Маулавийя как один из наиболее влиятельных в государстве. С этого момента традиция передачи главенства в ордене прерывается и он начинает постепенно уходить в подполье. Только в 1950-х власти опять легализуют суфизм, а ещё через двадцать лет впервые после полувекового перерыва орден возвращается к миссионерской деятельности. Происходит вторая экспансия Маулавийи на Запад, через Балканы — в Европу.

В самой Турции Маулавийя становится чем-то вроде визитной карточки, национальным достоянием для экспонирования перед туристами. Вот почему в стране так много музыкальных коллективов, исполняющих мелодии братства или выдающих себя за дервишей профанов, которые взимают плату за показ ими знаменитого кружения. Найти аутентичную ветвь Маулавийя было довольно затруднительно в самой Турции, чего уж говорить про зарубежье. И только в последнее время вновь реставрируется консервативная традиция рукоположения (иджазата) в шейхи ордена.

В относительно более благоприятных исторических условиях сохранились дервиши Маулавийи с Балканского полуострова. Так, македонский шейх Абдуллах Халис Эфенди по прозвищу Джихади Деде принёс ответвление Кубравийя-Маулавийя в Германию, где основал несколько обителей в Берлине, Дрездене, Лейпциге и других городах. Что интересно, вместе с этим достаточно ортодоксальным тарикатом благодаря шейху в Германии появились караван-сараи — суфийские гостиницы для путников, — а это классический атрибут османского быта. Кубравийя-Маулавийя управляет сетью медресе, коранических школ, Институтом Исламоведения, текке. Их штаб-квартира находится в столичном округе в городке Треббус.

Коль скоро речь зашла о Германии, надо сказать, что в германоязычных странах рассредоточена большая турецкая диаспора, которая стремится возродить Маулавийю в местах своего пребывания. Оттого в Германии помимо мюридов македонца Джихади Деде крепкие позиции у других веток Маулавийи, как правило турецких; некоторые из них содержат свои мечети, как, например, в городе Эппенинген. По интересному стечению обстоятельств Маулавийю турецкого происхождения в Германии возглавляет этнический немец Сулейман Вольф Баан Эфенди. В соседней Швейцарии существует сильная община дервишей Маулавийи под руководством шейха Петера Хусейна Кунца, швейцарца, а в Нидерландах Маулавийей управляет шейх Марсель (Мюрсель) Дерксе Эфенди, коренной голландец.

Некоторые европейские отделения Маулавийи крепко связаны с пионером ордена по ту сторону Атлантики шейхом Хаджи Сулейманом Хайяти Деде (умер в 1986 г.). Этот шейх, покинув турецкую Конью, с конца 1960-х начал регулярно знакомить жителей США с музыкальной и богословской традицией ордена, заложив основу «Ордена Маулавийя в Америке». В 1999 г. в Конье был открыта завийя имени Сулеймана Хайяти Деде и Институт Маулавийи им. Хайяти Деде (управляет нынешний глава ордена шейх Джалаладдин Лорас, который также основал фонд популяризации трудов шейха Сулеймана Хайяти). За прошедшие годы институт стал учебным заведением международного уровня, куда со всей Европы и Америки стекаются новообращённые дервиши, чтобы быть ближе к усыпальнице Джалаладдина Руми (он похоронен тут же в Конье, где в его честь возведена огромная мечеть). Институт совместно с Сельджукским Университетом осуществляет программы по изучению Корана, суфизма, духовной поэзии, включая спецкурс по «Маснави» — нетленному шедевру Руми, — искусству духовных проповедей и музицирования. Преподавание богословских дисциплин осуществляют ортодоксальные имамы и шейхи, что несомненно важно, учитывая появление разных группировок, выступающих от имени Маулавийи, но нелегитимных с точки зрения Шариата (речь идёт о вольнодумцах, которые считают, что можно быть членом Маулавии, не будучи мусульманином или что можно не придерживаться Шариата. Разумеется, эти единичные деятели маргиналы в глазах аутентичной Маулавийи, которая требует соблюдения всех ритуалов Ислама, о чём прямо пишет Шефик Джан, историк ордена. Вместе с тем, Маулавийя всегда отличалась мягким отношением к иноверцам, что способствовало притоку в орден неофитов, но и позволяло спекулировать на такой толерантности отдельным еретикам).

Шейх Сулейман многое сделал для популяризации поэтического тезауруса Руми в Америке. Считается, что именно он спровоцировал бум на книги Руми, его учителя Шамсуддина Тебризи и последующих мыслителей ордена (как известно, в прошлом году в США самым продаваемым произведением в жанре поэзии стал классический перевод «Масневи». Тут, правда, также сыграл роль фактор объявления 2008 года Годом Руми и всемирной кампании по распространению его учения). Мюриды шейха Сулеймана продолжают путь мастера и выпускают кроме прочего альманахи Ордена Маулавийя в Америке с упором на мистико-дидактическую поэзию. В списке авторов известные новообращённые мусульмане, богословы и имамы США: Имам Билал Хайд, Марьям Бейкер, шейх Саади Нил Дуглас-Клотц, Люсинда Зухра Хакк Швайгер, Шамсуддин Хаусон, Хафиз Майкл Билас, Маджид Бьюэлл и др. Сам шейх Джалаладдин Лорас объездил всю Америку вдоль и поперёк, давая инициацию в орден новым мусульманам и основывая обители от Вашингтона до Ванкувера. С Орденом Маулавийя в Америке также связан ретрит-центр для обучения практикам дервишского кружения. По сути это целая деревня дервишей, который на пару с Сакиной Рейнхерц основала в 1999 г. Хадиджа Рамин, ученица шейха Лораса с 1982 г. и в который открыт вход любому интересующемуся духовностью ордена человеку.

Наконец, подойдём к самой заметной фигуре в Маулавийи США — шейху Кабиру Хельмински (родился в 1943 г.), книги которого начали недавно появляться и на русском языке. Он получил степень магистра психологии, затем Сельджукским Университетом в Конье ему было присуждено звание почётного доктора литературы, а с 2001 г. он становится первым приглашённым профессором-мусульманином высшей школы при Гарварде. В 1990 г. он отправился в Турцию к шейху д-ру Джалаладдину Бакиру Челеби (умер в 1996 г.), который был двадцать первым шейхом ордена в цепи преемственности, прямым потомком Руми, сохранившим и возродившим Маулавийю в светской Турции и в турецких диаспорах Европы. У шейха Челеби Кабир проходит посвящение в орден и приступает к переводу на английский язык основного корпуса суфийских трактатов Маулавийи и иных турецких орденов, которые печатает большими тиражами в своём книгоиздательстве «Threshold Books» (основной массив публикаций османских суфийских первоисточников в США так или иначе связан с издательством шейха Кабира. Даже в Медине располагается филиал «Threshold Books», который выпустил, в частности, лекции шейха Музаффер Озака Халвети Джеррахи в подборке д-ра шейха Реджепа Фраджера). Всё это время Хельмински занимается миссионерством, и за годы распространения им ордена Маулавийя к нему примкнуло около ста тысяч последователей. Сегодня штаб-квартира представляемого им ордена находится в Калифорнии, в городе Санта-Круз, где шейх Кабир ведёт сосредоточенную работу по изучению музыкальных и некоторых иных аспектов духовной практики ордена.

Кроме шейха Кабира Хельмински и шейха Джалаладдина Лореса из знаковых фигур северо-американских братств дервишей Маулавийи следует назвать шейха Ибрахима Хаджи Гамарда и шейха Мустафу Густаво Мартинеса. Шейх Гамард (родился в 1947 г.) — коренной американец, переводчик поэзии Руми вот уже как четверть века. Он сблизился с орденом Маулавийя в Калифорнии в далёком 1978 г., познакомившись с суфиями-проповедниками, но только в 1984 г. принял Ислам после долгого изучения философии и мистики Руми, а год спустя приступил к переводу великолепных рубайятов (четверостиший) Руми на английский язык, которые завершил лишь в 2007 г. С 1986 г. он является доктором психологии.

Итак, орден Маулавийя по-прежнему жив, возрождён, активен и завоёвывает сердца американской и европейской интеллигенции, вовлекая её в Ислам и суфизм.

;

;

;

;

;

;

;

;

;

;

;

;

;

;

;

;

;

;

;

.

Поделиться в соц. сетях:
  • RSS
  • Add to favorites
Автор: admin, 16 сентября 2012
Рубрики: Братство Мевлеви

Написать комментарий

Вы должны войти чтобы добавить комментарий.

Последние статьи