2012 Октябрь

Готовим по-османски: мармарине

Османская дворцовая кухня была богата овощными кушаньями и это вовсе не случайно, ибо в Анатолии произрастало чрезвычайно много овощей. Впоследствии здесь великолепно прижились также привезенные из других краев баклажаны, зеленый перец, помидоры.

Много места овощи занимали не только в меню султанов и придворных, но и простого народа. Причем разнообразие овощных блюд всегда было в Турции необычайным. К примеру, как свидетельствуют исторические записи, в правление султана Мурада III в 16-м веке в дворцовой кухне готовились самые разнообразные кушанья из лука-порея, шпината, капусты, свёклы, бобов, тыквы, моркови, баклажан. При этом, конечно, овощным блюдам в султанском меню уделялось гораздо меньше места, нежели пловам и мясным блюдам.

Тем не менее, записи свидетельствуют, что в 1539 году гостей, приглашенных на застолье по случаю обряда обрезания наследника принца, угощали долмой из кабачков и баклажанов, а также приготовленным из айвы блюда «калье».

Любопытно, что в 15-м и 16-м столетиях некоторые виды фруктов также употреблялись в пищу подобно овощам. Причем фрукты использовали не только для подслащивания тех или иных кушаний, но и делали из них особые блюда с мясом. К примеру, наряду с долмой из кабачков и баклажанов в дворцовой кухне делали и долму из айвы, яблок, абрикосов.

Как пишет профессор Берт Франгер, традиция приготовления мяса с фруктами перешла в Турцию из Ирана. Однако в 17-м веке эта иранская кулинарная традиция постепенно стала сходить на нет. Продолжим мы сегодняшний выпуск нашей статьи рассказом о кушанье под названием «мармарине», готовившемся в 18-м веке. В кулинарной книге, изданной в 1898 году «мармарине» описывается как кушанье из шпината и мясного фарша. В наше время это блюдо забыто.

Шпинат вообще был чрезвычайно популярен в дворцовой кухне, причем это растение рассматривалось и в качестве целебного. В 15-м веке ежедневно кормили заболевших придворных. Кушанья же из шпината готовились самые разные. Итак, для приготовления «мармарине» блюдо греческого происхождения нам понадобиться:

- 1 кг. шпината

- 3 ложки сливочного масла

- 300 г. овечьего сыра

- 3 яйца

- полдесертной ложки свежемолотого черного перца

- соль.

Ну, а сейчас, перейдем к приготовлению «мармарине».

Вначале очистим шпинат от корней, затем помоем его и сцедим воду. Вслед за этим прокипятим шпинат в течение 3-5 минут. Смажем маслом противень и поместим в него шпинат, который посыпим солью. Затем зальем шпинат остатками масла, но уже растопленного. Хорошенько перемешаем содержимое противня, затем в отдельной посуде взболтаем яйца, раскрошим сыр, добавим туда же черный перец и равномерно зальем этим шпинат. Готовить будем наше блюдо минут 20 в духовке при температуре 180 градусов вплоть до покраснения сыра на поверхности шпината. При желании, дорогие друзья, на дно противня можно положить тесто, а к шпинату добавить оливкового масла и чеснока.

Автор admin, 28 октября 2012 | Традиционная кухня | 2 коммент.

Аномальная погода в Константинополе

Османские  хроники отмечают, что из-за сильных и продолжительных холодов 24 января 1621 году замерз залив Золотой Рог, а к 9 февраля частично заледенел и Босфор. Жители города могли перейти Босфор по льду от Ускюдара до Галаты.

В 1823 году во времена султана Махмуда II замерз не только Золотой Рог, но даже вода в колодцах. Таким образом, город временно оставался без воды.

Перемерзали Золотой Рог с Босфором и в новое время, так, зимой 1929 года залив не только замерз, но и был заблокирован огромными массами льда, которые принесло из Черного моря, из-за чего движение на Босфоре почти полностью остановилось.

Мечеть Улу-Джами – главная мечеть первой столицы Османской империи

Мечеть Улу-Джами считается одним из главных исторических памятников не только Бурсы, но и всей Турции. По своему религиозному статусу и значению она играет важнейшую роль в жизни каждого мусульманина. С точки зрения архитектурных и каллиграфических работ, представленных в мечети, найдется лишь малое количество строений, способных сравниться с ней.  Уникальные шедевры мастеров резьбы по дереву остаются настоящей загадкой для прихожан и гостей. Уникальным это сооружение можно назвать уже потому, что Улу-Джами является первым многокупольным сооружением  в Османской империи.

Мечеть была построена в годы правления Эмира Баязида (Баязыд Молниеносный)  в 1396—1400 гг., правление которого отличалось активным строительством по всей Бурсе. Исторические источники рассказывают интересную историю появления этой мечети:

Перед войной с болгарами Баязыд дал слово Всевышнему, что в случае победы, он в разных частях Бурсы (первая столица Османской империи) возведет 20 прекрасных мечетей. Его молитвы были услышаны – и  война окончилась победой. Как и подобает правителю, он собирался сдержать данное им слово, но предварительно решил посоветоваться с Эмир-Султаном, известным и уважаемым религиозно-политическим деятелем того времени. Тот, выслушав правителя, дал ему следующий ответ: «Вместо того, чтобы возводить в двадцати в разных местах города поодинокие мечети, построй одну, но такую, чтобы ее было видно со всех частей Бурсы». Правитель прислушался к словам Эмира, и уже через три года строительство мечети Улу-Джами была закончено. Но чтобы изначально данное им слово не было забыто, сверху мечети было возведено 20 куполов, символизирующих 20 мечетей, которые намеривался строить Баязыд.

Эти 20 куполов поддерживаются 12 столбами, которые, как и стены, были украшены надписями из священного Корана и словами Пророка. Многие надписи были сделаны золотом.

Известный турецкий путешественник и писатель Эвлия Челеби говорил, что мечеть Улу-Джами – это Айя-Софья, которая находиться в Бурсе.

Главные особенности мечети

У мечети Улу-Джами есть четыре особенности, отличающих ее от остальных больших мечетей:

- Она имеет 20 куполов

- В центре мечети находится большой фонтан для совершения омовения (шадырван)

- Стены мечети украшены необычайно большим количеством росписей. (Изначально в мечети были представлены 13 различных стилей письма, работы 41 художника. Общее количество работ, учитывая подвесные и настенные изображения, составляло 192. Мечеть является настоящим музеем искусства «Хатт». (На данный момент внутри можно увидеть росписи, принадлежащие к 9 различным стилям, работы 21 художника, общее количество которых равняется 132)

- Возле мечети есть два минарета, которые разделены двумя дорогами. Первый минарет был построен вместе с мечетью, а второй – значительно позже Челеби Мехмет Ханом в знак почтения праведного правления Баязыд-Хана.

Главные ворота сделаны из орехового дерева без использования гвоздей и считаются настоящим шедевром в искусстве обработки дерева.

Подробнее…

Инновации по-османски

 Быль это или небыль, мы не знаем, но, по сведениям известного османского путешественника Эвлии Челеби, один из жителей Константинополя по имени Хасан Челеби еще в 1633 году, т.е. задолго до полета братьев Мангольфье на воздушном шаре, запустил пассажирскую ракету — конический снаряд с пороховыми камерами и местом для пилота. Для запуска было использовано примерно 140 кг пороха. Как сообщается, запуск ракеты был приурочен к рождению дочери султана Мурада IV.

Это был первый известный пример запуска пилотируемой ракеты и аппарата с искусственным двигателем. При большом стечении народа Хасан Челеби оседлал это устройство, поджег фитиль и с грохотом взлетел в небо. Люди, наблюдавшие этот полет ожидали, что Хасан рухнет вниз и разобьется, но, после того как у аппарата закончилось топливо, Хасан Челеби, подобно птице, раскрыл крылья, прикрепленные к телу, и спланировал в воды Босфора, откуда был благополучно извлечен, и предстал перед султаном, наблюдавшим этот полет.

А годом ранее брат Хасана — Ахмет Челеби поднялся на Галатскую башню, что в европейской части Константинополя, и, поймав попутный ветер, перелетел через Босфор и  приземлился на один из холмов района Ускюдар, что в азиатской части османской столицы, став, в свою очередь, первым человеком, совершившим перелет из Европы в Азию.

 

Osman Paşa Marşı

 Перевод на русский язык знаменитого марша, написанного в честь героя обороны Плевны, османского маршала Османа- паши.

Дунай-река говорит: «Течь не буду,
Свою округу размывать».

Многославный Осман-паша
Говорит: «Из Плевны не уйду».

Враг перешёл через Дунай,
Осмотрел форпосты.

В руках Осман-паши
Пять тысяч пушек враз стреляют…

Река Дунай продолжит течь,
Свою округу размывать.

Многославный Осман-паша
Врагов продолжит истреблять…

Саблей я ударил камень,
Он разбился пополам.

Великий именем Осман-паша,
Тысячи лет живи с войском своим!

Автор admin, 20 октября 2012 | Армия | 0 коммент.

Мальтийский павильон дворцового комплекса Йылдыз в Стамбуле

Дворцы, павильоны, замки… То есть места Стамбула, отражающие роскошь периода Османской империи и дожившие до наших дней… Они устояли, не утратив своего былого великолепия, и открывают свои красоты нынешним посетителям, выбравшим время для общения с ними…

Мальтийский павильон – одно из таких завораживающих мест в Стамбуле. Этот павильон является наиболее обращающим на себя внимание образцом светской архитектуры 19-го века, являясь одним из 5-ти павильонов в саду дворцового комплекса Йылдыз. Происхождение названия павильона – Мальтийский – точно не известно, однако полагают, что оно является продолжением существовавшей в те времена традиции присваивать дворцовым постройкам названия мест, которые либо были захвачены, либо лишь попытались захватить.

В нашей сегодняшней статье речь пойдёт об этом Мальтийском павильоне, редком по своей красоте и очарованию…

До Мальтийского павильона можно добраться либо пешком, либо на машине, пробираясь сквозь великолепие деревьев и цветов парка Йылдыз, расположенного в европейской части Стамбула.

Этот двухэтажный павильон, построенный архитектором Саркисом Бальяном и его братом, наиболее сильно поражает своим внутренним убранством, но первое, что вы отмечаете уже на подступах к нему, – это чудесный вид на Босфор и великолепный сад.

Главной особенностью Мальтийского павильона является трельяжная структура его фасада. Центральная часть каждой стороны фасада большая, боковые – поменьше. Изящные, вытянутые сводчатые трельяжные окна являются основным декоративным элементом фасада здания. В части павильона, обращённой к морю, на втором этаже имеются террасы. В павильоне 4 входа, и, зайдя в него со стороны моря, попадаешь в большую гостиную.

Характерной особенностью османской архитектуры является круглый холл, в который попадаешь через входную дверь здания. После двухсторонней лестницы, поднимающейся на второй этаж, взгляд невольно задерживается на роскошной люстре и великолепно декорированном потолке.

Потолок, представляющий собой круглый купол, украшен мотивами свисающих цветов, переплетающихся веток, цветов граната, розы, жасмина, гвоздики и тюльпана, и люстра в форме сталактитового подсвечника придаёт интерьеру особый колорит.

Спустившись по резной лестнице, в центре нижней гостиной видим достаточно большой бассейн, отделанный мрамором, в котором на мраморном основании установлена большая крытая ваза. Вазу окружают 4 фигуры лебедей со склонёнными головами. Вверху вазы, вокруг крытой её части, имеются четыре фигуры переплетённых между собой тучных рыбин с опущенными уголками губ.

Фонтан, расположенный в месте слияния хвостов рыбин, и вода, плавно стекающая из клювов лебедей, производят умиротворяющее действие. В переходе, соединяющем гостиную с холлом, расположены 2 мраморные колонны от пола до потолка, около которых находится пятиуровневый фонтан с капризно склонившими головы фигурами лебедей, что создаёт великолепный ансамбль с центральным бассейном.

В гостиной на верхнем этаже имеется камин, отделанный мрамором и украшенный цветочными мотивами, огромные французские окна от пола до потолка открывают прекрасный вид на море.

В картинах, которые можно увидеть на стенах Мальтийского павильона, угадывается влияние зарубежных художников периода правления Абдульмеджида и модные веяния европейской архитектуры того времени. Написанные маслом пейзажи содержат элементы неоклассического, неоисламского и неоосманского стилей.

Овальные окна, волнистые карнизы, башенки на встроенных колоннах, листовые орнаменты верхней части колонн, явившиеся веянием барокко и рококо наполеоновской эпохи, – все эти элементы придают павильону неповторимую изысканность. Замковые камни витиеватых сводов устланы турецкими коврами. Декораторы, занимавшиеся отделкой здания, в соответствии с предназначением этого павильона как охотничьего домика, места для пикника и отдыха, украсили потолки во всех гостиных и комнатах фигурами животных, изображениями фруктов, овощей и цветов.

Мальтийский павильон сыграл важную роль в Османский период, поскольку стал свидетелем многих исторических событий.

В 1878 году после неудачной попытки Али Суави возвести на на престол Мурада V, Абдульхамид из соображений безопасности поместил султана Мурада в Малтийский павильон. Во второй раз Мальтийский павильон был упомянут в связи с процессом над Митхат-пашой, который проходил в шатре, установленном позади Малтийского павильона. После отправки Абдульхамида в ссылку павильон более 40 лет пустовал.

В 1979-1983 гг. Челиком Гюлерсоем была проведена реставрация этого павильона, который в настоящее время принимает посетителей в качестве ресторана и кафе. Здесь вы можете выпить чаю или кофе, отведать сладости или мороженое, наслаждаясь великолепным видом Босфора. Слух ваш будут услаждать пение птиц и журчание фонтана.

http://saraybeach.com/

Краткая справка: Служитель Двух Благородных Святынь.

Османы поднимали свой флаг над всеми подконтрольными их власти землями, от Алжира до Ирака, и от современной южной Украины до Йемена, вместе с тем, над священными для мусульман городами Меккой и Мединой османский флаг не поднимался в течение примерно 300 лет после их присоединения и вплоть до времени правления султана Абдульазиза в середине 19 века.

Кроме этого факта, вызывает интерес и история самого титула, которым обладает правитель, контролирующий данные земли. Так, султану Селиму Явузу после присоединения этих земель в 1517 году перешел титул «Повелитель Двух Благородных Святынь», т.е. двух священных мечетей аль-Харам в Мекке и Мечети Пророка в Медине. Однако, Грозный Султан не принял этого титула и стал именовать себя «Служитель Двух Благородных Святынь». Все его потомки также продолжали быть «служителями» вплоть до самого конца Османской империи.